Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Охота

Удача улыбнулась нам сразу, как только мы сошли с автобуса у красной будки. Не успели мы зайти в лес, как обнаружили ночной заячий след, уходящий вдоль занесённых снегом огородов. Быстро и одновременно, словно по команде, скинули с плеч рюкзаки и дрожащими руками стали расчехлять и собирать ружья. Патроны с «двойкой» заняли место в стволах, и вот мы уже аккуратной поступью продвигаемся по заячьему малику вдоль дачных заборов. Через сто метров след уходил в щель между штакетин на чей - то приусадебный участок. А внутри – столовая!

Всё утоптано заячьими следами, словно их тут было с десяток, не меньше! Представляю, как огорчатся хозяева увидев, во что превратили зайцы их яблони и груши! Отец жестом показывает оставаться на входных следах, а сам возвращается назад и, обойдя с другой стороны, перелезает забор, разбирая жировку и пытаясь толкнуть зайца на меня. Я же не спускал глаз с входного лаза, дрожа в ожидании от нервного возбуждения.

Вдруг со стороны отца раздаётся тихий свист, и он жестами показывает мне, чтобы я переместился вперёд, так как заяц ушёл на соседний участок. Но там повторяется та же картина. Наконец, покрутив в садах и набив свой живот, ушастый обжора засеменил в лес, а мы устремились за ним, распираемые охотничьим инстинктом и жаждой добыть желанный трофей!

Заячий след уводил нас всё глубже, ну наконец, первая двойка! Опытный взгляд сразу ищет скидку. Ну конечно, между маленьких елочек в полтора метра от начала двойки был виден еле заметный след. Мы двинулись дальше и снова наткнулись на очередную двойку. Отец жестом показывает сметку и чертит рукой круг над головой давая понять, что хочет обрезать выходной след. Кивнув головой в ответ, я остаюсь на месте, контролируя скидку и выход на тропу.

Вдалеке раздаются три продолжительных свиста, и вот я срываюсь с места и бегу вперёд на заснеженную полянку и останавливаюсь. Отец жестом показывает, что здесь жировка и чтобы я оставался на месте!

Мы разделились; отец разбирает следы, а я контролирую периметр рассеянным во все стороны и не мигающим взглядом, стараясь уловить малейшее движение поднявшегося зайца.

Моё внимание привлекает движение справа. Я медленно перевожу взгляд и вижу в метре от земли пепельно-рыжую белку, спускающуюся с соснового ствола вниз головой. Мозг быстро даёт импульс не расслабляться, и я снова сосредотачиваю внимание и вовремя!

Неожиданно взгляд выхватывает мелькание справа – заяц! Точно он! Приклад сам ложится в плечо, пытаясь поймать на мушку мелькающего между деревьев беляка. Я жму поочерёдно на спуск, и вот гром эхом разносится по спящему лесу, не нанося зайцу ни какого вреда. После выстрелов перепуганный заяц метнулся в мою сторону. Не сводя с него глаз, я пытался вставить в стволы разбухшие папковые патроны.

Беляк, словно издеваясь, пробежал в нескольких метрах от меня. С воем досады и беспомощности, я в сердцах выкинул проклятые патроны и, нащупав пальцами пластик, вытянул новые, вставил их в стволы и с хищной ухмылкой помчался вперёд по следу.

Охота

След вёл в широкий проход между садами к дороге на Сабурово, прямо напротив пруда. Я бежал по следу, но вдруг остановился в замешательстве; следа нет! Быстро посмотрев по сторонам увидел, что скидки не видно!

Обернувшись назад, я увидел зайца, спрятавшегося под огромной кучей срезанных веток. Он уже не казался таким большим, как тогда, когда пробегал мимо меня. Он напоминал мне лежащего на брюхе кота, который поджал под себя лапы и смотрел на меня своими большими, карими глазами, прижав длинные уши к пушистой седой голове.

Мою пылавшую ещё секунду назад страсть и охотничий инстинкт победила жалость и уважение к этому маленькому зверьку. Я опустил ружьё и принялся рассматривать зайца, сидящего в метре от меня забыв про то, что минуту назад ругал себя за промах! Мы смотрели друг на друга, не в силах пошевелиться, и один только Бог знал, что творилось у каждого в душе! Из раздумий меня вывел сильный толчок.

- С тобой всё в порядке? – спросил незаметно подошедший отец.

- Да – ответил я, подняв свой взгляд.

- Ушёл через дорогу что-ли? – смотря вперёд, протянул он.

- Да вот он! – кивнув головой в сторону кучи, ответил я.

Увидев зайца, отец вскинул ружьё и беляк метнулся в сторону, стараясь залезть в цент кучи.

- Не надо! – крикнул я, опуская стволы отцовского ружья. Разобьёшь же! Всего метр-полтора!

- Верно – словно опомнившись, произнёс отец. Он погладил меня по голове.

- Негоже так! Правильно, что остановил старика! – продолжал он и расплылся в благодарной улыбке. Дадим ему шанс!

- Дадим! – радостно согласился я в ответ. Залезай на кучу, а я попытаюсь его выгнать.

Так и поступили. Отец занял место на вершине кучи, я же стал разгребать ветки со стороны, куда забился заяц, пытаясь столкнуть их в его сторону.

Заяц пролез в самый центр кучи и казалось, что выгнать его из своего укрытия уже не будет никакой возможности. Меня снова охватил азарт. Ломая ветки и откидывая их в сторону, я пытался докопаться до зайца.

Вдруг моя нога с хрустом провалилась, и я наступил на распластанного зайца! Это было последней каплей его терпения! Он полез под отцом на выход, надеясь на удачу и свои быстрые ноги. Видя его белую шубку среди чёрных ветвей, я прокричал отцу, чтобы он приготовился, а сам пытался вытащить застрявшую ногу.

Перепачканный беляк пулей вылетел из-под отца и, широко выставляя вперёд длинные ноги, подгоняемый жаждой жизни и отцовскими выстрелами, он, словно ветер, помчался прочь, целый и невредимый.

- Мазила! – ругал себя отец.

- А ещё стендовик! Тьфу! – раздосадовано сплюнул он себе под ноги. Потом он раскрыл ружьё, вытащил стреляные гильзы и, выдув дымок от прогоревшего пороха, вставил новые патроны.

- А как бежал! Летел, еле касаясь земли! Красавец! – восхищенно протянул я.

- Да-а, жить захочешь – летать научишься!

- Это точно!

- Чего сидишь? Побежали догонять! – бодро скомандовал батя, готовый в ту же секунду спрыгнуть и помчаться в погоню не хуже того зайца, удиравшего минуту назад.

Высвободив наконец-то ногу, мы, словно два гончих пса, понеслись по ещё не остывшему следу… Хитрец, побывавший под нашими выстрелами и оставшийся в живых, путал следы, как мог. Он катил по лисьим следам, собачьим тропам, даже бегал по упавшим деревьям, но зоркий глаз отца, всегда находил маленькие признаки, которые вели нас к нему.

Вдруг, между деревьев, в сорока или пятидесяти метрах, замелькал бегущий заяц. Быстрый дублет со стороны отца, и вот он исчезает также внезапно, как и появился. Подходим, на следу капельки крови!

Воодушевлённые попаданием, мы с новой силой продолжили преследовать подранка. Отец впереди, я с боку на подстраховке следую за ним. Вижу, как он поднимает стволы, но не стреляет, а машет мне рукой, не отнимая ружья от плеча. Я тихонько подхожу и вижу сидящего зайца в двадцати метрах от нас. Прицеливаясь, слышу свист отца, и заяц срывается с места. Я жму поочерёдно на спуск, но оба раза мажу! Отец исправляет своими выстрелами мои ошибки и ставит жирную точку в сегодняшней погоне!

Дмитрий Васильев

(фото автора)