Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Охота

В моём детстве, проходившем в восьмидесятые годы прошлого века, дети проводили время, в основном, на улице с друзьями. Ведь в то время по телевизору показывали только одну программу, а об интернете не знали и вовсе.

Мне повезло родиться в семье охотника, и я с пяти лет всё своё свободное время проводил с отцом на стенде или на охоте, будь то вальдшнепиная тяга или открытие на утку. Всё это время я был рядом с отцом. Терпел трудности, усталость, надоедливых комаров, слушал наставления отца, познавая трудный, но такой увлекательный и многогранный мир охоты. Единственное время, когда отец не брал меня с собой – была зима. Я много просил его взять меня с собой, но каждый раз получал отказ.

- Пап, ну возьми меня, пожалуйста! – жалобно просил я его, дергая за руку и видя, как он собирается на зайца.

- Нет, сын! Ты ещё не готов! Ты пойми, на улице мороз, снега тебе по колено, а ходить нужно много! Потерпи, чуть подрастёшь и тогда все зайцы твои!

- Обещаешь?

- Обещаю! – с улыбкой произнёс отец, смотря в мои заплаканные глаза.

- Смотри, ты обещал!- кричал я отцу, который спускался по лестнице и утирал выступившие слёзы.

Тогда мне казалось, что я запросто смогу охотиться наравне с отцом и не быть ему обузой. Мы же постоянно катаемся с ним на лыжах по целому дню, я уже знаю заячий след, могу узнать следы белки, лисы или собаки!

- Почему он так поступает со мной?- разъедал каждый раз моё сердце обидный вопрос.

Но проходил час, и детское сердце забывало обиду, отвлекаемое игрой в разведчиков с мальчишками из соседних домов.

В один из вечеров отец снова стал собираться на охоту, складывая одежду, патроны и ружьё на стул у двери, как он делал это каждый раз, чтобы не шуметь с утра. Мы сидели с Чарой напротив и ловили каждое движение отцовских рук. Я любил смотреть за его неторопливыми, уверенными действиями, а Чара, скуля и трясясь от возбуждения и обиды, скребла по паркету когтями, высунув влажный нос из-под стола.

Отец молчал, но что- то в его поведении было не то, а что – я пока, понять не мог. Казалось, его мучило сомнения или какие-то, неведомые мне, мысли.

Вдруг отец остановился и замер, направив пронзительный взгляд на меня. В этот миг мне показалось, что он смотрит сквозь меня, стену за моей спиной, смотрит на то, что мне никогда не в силах увидеть! Мне кажется, он заглянул в будущее и увидев что-то, снова вернулся, взглянув в мои глаза. Затем он открыл дверцу шкафа и начал доставать мою одежду. Меня как током ударило; вскочив со стула, я взвизгнул от накативших меня чувств!

Ночь я почти не спал, всё ворочался с боку на бок, боясь, что отец, передумает в последний момент и уйдёт один без меня.

Звон будильника дал понять, что время пришло! Лёгкий завтрак и одевшись, мы выходим на улицу, прихватив лыжи. Под ногами хрустел свежевыпавший снежок, а морозный воздух щепал щеки, забираясь под воротник. Автобус, лениво переваливаясь с боку на бок, притормозил у остановки, освещая мутным светом фар сиротливо стоящие у обочины деревья.

Мы залезли в полупустой салон автобуса с желтой табличкой 34 и, устроившись сзади, покатили вперёд, растворяясь в темноте морозного утра.

- «Сабурово», - прокричала контролёрша.

- Выходим! – сказал отец за секунду до остановки автобуса.

Охота

Задние двери открылись, впуская холодный воздух морозного утра, и мы спрыгнули со ступенек. Автобус, натужно урча, растворился в темноте, оставив нас посредине деревни. Мы посмотрели в след удаляющемуся автобусу и молча тронулись в путь в сторону чернеющего леса.

Небосвод только начал сереть, когда мы надели лыжи и вошли в лес. Свежая пороша, прикрыв старые следы, давала ложное ощущение, что лес и его обитатели уснули крепким сном. Но тут и там виднелись занесённые снегом заячьи жировки, беличьи наброды и лисьи переходы, свидетельствующие о том, что зверь в лесу есть, нужно только его найти!

Солнце поднялось над верхушками деревьев, когда мы наткнулись на свежую заячью жировку. Отец распутывал заячьи двойки и петли, внимательно идя чуть в стороне от следа, а я медленно двигался за ним по взмаху его руки.

- Димка! – шепотом подозвал меня отец, быстро махнув рукой. Смотри. Видишь лёжка, а дальше гонный след?

- Вижу, – сказал я, смотря на подтаявшую канавку в снегу, что была под нависшим под тяжестью снега кустом.

- А теперь иди по следу и свисти в свисток, а я буду под тебя подстраиваться. Заяц скоро пойдёт на круг, так что не бойся; я буду рядом! Понял?

- Понял! – ответил я, махнув головой.

Я пошёл по заячьему следу, тяжело передвигая лыжи, а отец растворился в лесу у меня за спиной.

Прошло уже минут двадцать, как я тропил зайца, а отца всё не было видно. Кусты цеплялись за куртку, словно щупальца, холодный снег, осыпался с еловых лап и засыпался за шиворот, ноги путались в прятавшихся под снегом ветках, заставляя падать лицом в снег. Становилось жутко, и слёзы невольно катились по глазам; мне казалось, что я потерялся в этом заснеженном лесу! Я уже начинал жалеть, что напросился на эту охоту, но настырно шёл вперёд, свистя в свисток и тяжело передвигая лыжами.

Вдруг след стал странным, словно двойным и через десяток метров кончился. Я осмотрелся по сторонам и не мог ничего понять.

- Папа-а-а! – во всё горло закричал я.

Через несколько минут отец неожиданно появился из-за заснеженной ёлки и подбежал ко мне.

- Что случилось сын? – шёпотом спросил он.

- След потерял, – ответил виновато я.

- Ну, давай посмотрим. А, ну всё понятно – двойка!

Я стоял в стороне, чтобы не затоптать следы.

- Хитрец! Смотри, какой прыжок сделал, метра на полтора и бегом за придавленные снегом кусты! Молодец! – восхитился вслух отец.

Я подошёл и увидел одиночный след, уходящий в глубину леса.

- Давай, сынок! И не переживай, я всё время рядом! – сказал отец и тут же исчез так же неожиданно, как и появился.

Тяжело вздохнув и набрав в легкие воздуха, я со всей мочи дул в свисток, двигаясь вперёд по уходящему от меня следу. Время шло, было тяжело двигаться на лыжах по густому лесу, но я настырно шёл, пыхтя себе под нос.

Неожиданно впереди прогремел выстрел, второй и, через мгновение, третий.

- Готов! – услышал я победный крик отца и со всех ног помчался к нему.

На поляне стоял батя. В руках у него был добытый заяц, а сам он светился от счастья.

Я подошёл к нему, а он крепко обнял меня и расцеловал. Я не видел отца таким счастливым!

А в автобусе отец без остановки рассказывал, какой молодец у него сын, что в шесть лет уже настоящий мужик и помощник!

А я сидел напротив и устало улыбался. И тут вдруг понял, что радовался он не добытому зайцу, а что он не ошибся, взяв меня с собой! Спасибо, папа, за то, что воспитал во мне с детства терпение и выносливость, любовь к природе и веру в свои силы и в себя!

Дмитрий Васильев

(фото автора)