Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Охота

Малиновый диск восходящего солнца озарил бездонное голубое небо и позолотил листву, мелькающих за окном берёз.

Наш автомобиль шустро отматывал километры по Ярославскому шоссе, приближая к нашей мечте. Погода стояла превосходная, в душе царило праздничное настроение и ощущение щенячьего восторга от предстоящей охоты!

Дорога пролетела незаметно, и мы, разместившись за егерским столом, с аппетитом поедали приготовленные разносолы и слушали рассказы Виктора о планах на сегодняшний вечер.

Однако, природа сыграла с нами злую шутку; после обед небо заволокло облаками, подул сильный северо-восточный ветер с моросящим дождём.

Но впадать в уныние не в наших правилах, и мы вечером выехали ознакомиться с угодьями, где нам предстояло охотиться. Не терпелось всё увидеть, послушать. В конце концов, мы на охоте, которая состоит не только из выстрела по зверю!

Огромное осушенное болото, заросшее осинником и ивняком, простиралось на многие километры вокруг, создавая прекрасную защиту лесным великанам. Здесь лоси находили себе корм, сражались за свою любовь, играли свадьбы и выводили потомство.

Мы ехали на ГАЗ-66 к месту, где предстояло охотиться одному из нас. По словам егеря, сегодня утром лось стонал на этом участке и если бы не испортившиеся погода, мы бы его услышали.

Выйдя из машины, нам сразу бросились в глаза, постриженные кусты молодого осинника и набитая тропа из болота на край поля.

- Там две поляны, – прошептал Виктор. На них он и крутиться!

Я молча кивнул в ответ.

- А дальше места ещё интереснее! – интригующим голосом произнёс он.

Но меня какая-то сила тянула остаться!

- Я останусь, а вы езжайте! Постою послушаю, а как стемнеет, сам доберусь. Дорогу знаю, не заблужусь!

- Ну как хочешь, – ответил Виктор, садясь за руль.

Махнув рукой уезжающим ребятам и зарядив на всякий случай карабин, я затих, прислушиваясь к шелесту листвы.

Холодный ветер обдувал лицо, быстро гоня по небу серые облака, а также принося запахи прелой листвы и мокрого травостоя. Время летело незаметно, уже спустились сумерки, и я уже хотел пройти вперёд, как услышал подозрительный шелест.

Что-то насторожило меня; уж больно не похож он был на то, как ветер шелестит травой! Хруст скусываемых веток развеял мои сомнения – это лось! Тут же закрутилась мысль в голове ¬– как поступить; погода начала портиться на глазах. А если польёт дождь – вдруг это мой единственный шанс? К тому же, было не понятно, корова это или бык?

Сделав несколько осторожных шагов влево, я спрятался за небольшой ивовый куст. Ветер дул от лося, так что шансы у меня были не плохие. Даже если он попытается меня обойти на ветер и выйдет между кустов, подставив бок.

Охота

Время замерло, как в замедленной съёмке. Затаив дыхание, я сломал ветку на прикрывавшем меня кусту. Лось тут же затих, прекратив жевать. Шевеля куст, я сломал ещё одну ветку и сразу услышал шорох шагов в мою сторону. Здоровенная лосиная голова, увенчанная кроной рогов, уставилась на меня, шумно втягивая воздух. Нас разделяло метров тридцать. Карабин висел на плече, а сам я боялся пошевелиться, потому что понимал, что выстрелить я просто не успею. Прицел у меня без подсветки, пока я сниму с плеча, пока прицелюсь – всё это могло плохо кончиться! Лось ноздрями вдыхал воздух, пытаясь определить, кто перед ним, а я, сняв с предохранителя, убавлял кратность на прицеле карабина, висевшего на моём плече.

Сохатый развернулся и начал обходить меня справа. Тихо выдохнув, я снял карабин и направил ствол между кустов. Лось застыл между ними, повернув голову в мою сторону и напряжённо прислушиваясь.

Я смотрел в оптический прицел, но на тёмном корпусе зверя чёрный «пенёк» прицела не был виден, тогда я навёл прицел на белые ноги лося. Наконец, мне удалось увидеть мушку в прицеле, которую я тут же потерял, подняв ствол вверх. Я быстро переводил мушку то на задние ноги, то на передние и на полпути палец случайно надавил спусковой крючок.

Прозвучал выстрел, и лось, развернувшись на сто восемьдесят градусов, помчался прочь, с треском ломая кусты.

Я на слух пытался проследить направление удирающего от меня зверя. Примерно через сто метров треск стих. Постояв ещё несколько минут, я убедился, что больше не слышу никакого движения. Затем, повесив перчатку на куст, из-за которого стрелял, я двинулся в деревню.

Посовещавшись, мы решили не преследовать раненного лося по темну, чтобы не упустить желанный трофей. Но рано утром мы уже стояли на месте стрела.

Сняв с ветки свою перчатку, я показал её егерям – Виктору и Вадиму, а также направление убежавшего после выстрела лося.

Определившись с ориентирами, мы зарядили ружья и двинулись цепочкой вперёд. Я шёл в середине, держа ружьё у плеча и готовый в любой момент выстрелить. Через сто метров я увидел лежащего на боку лося.

- Дошёл!!! – вырвалось у меня из груди.

Поверженный лось может и не гигант, но был моим первым лосем, пусть и добытый не классически под стон, но всё же в честном поединке.

- Один, два, три, … шесть отростков! – считал вслух Виктор.

- С полем! – поздравлял меня, крепко пожимая руку, Вадим.

Свою удачу я осознал только за столом, где, выпив стопку, уже в какой раз рассказывал о эмоциях, которые мне пришлось испытать.

И действительно, в этот выезд повезло только мне. Испортившаяся погода не дала шанса моим друзьям, и я лишний раз убедился, что тогда вечером я сделал всё правильно!

Дмитрий Васильев

(фото автора)