Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Охота

Противный дождь настырно барабанил по крыше. Стучался в окно, дверь, настойчиво пытаясь найти брешь в старом охотничьем доме. Противная слякоть постепенно просачивалась через невидимые щели и незаметно обволакивала своей липкой паутиной, вселяя в душу тоску и дремотную лень. Колька с Петром сидели за столом, молча попивая чай, смотря с тоской в окно.

- Приехали поохотиться! – отодвинув занавеску и вздохнув, пробубнил Пётр.

- Да, похоже, надолго! – с нескрываемой досадой ответил Николай.

Я лежал у потрескивающей печи, прикрыв веки, анализируя прошедшую утреннюю зорьку. Выбранная мною утром тактика, полностью оправдала себя.

«А не закрепить ли сегодняшний успех?»: пронеслась в голове смелая мысль…

- Хватит штаны просиживать! – вскочив с кровати, крикнул приунывшим друзьям.

- Собирайтесь! Пойдём на охоту!

- Сейчас?! – словно не веря своим ушам, в один голос переспросили они.

- Не сахарные, не растаете! А если и подтает немного, только на пользу! Уткам дождь не помеха! К тому же, в такую погоду они летают весь день. В километре от деревни есть речушка, туда и прогуляемся! Одевайтесь. Пойду уток приготовлю пока…

Полтора метровая речушка разлилась в огромное озеро! Затопив ивовые кусты и обширную низину, образовала отличные утиные угодья! Сердце учащённо забилось в сладостном предвкушении! И словно в подтверждение моих мыслей, над затопленными кустами, свистя крыльями, закружилась большая стая свиязи. Сделав несколько кругов, утки сели.

- Теперь делаем всё тихо! Надевайте «леших» и по местам! – шёпотом говорю ребятам.

Показываю где лучше расположиться, проверяю маскировку со стороны - пора!

Аккуратно ступая по воде, высаживаю подсадную уточку. Вторую намерено оставляю в ящике, в кустах. Подсадная, промочив горло, выдала первую «квачку». Встрепенулась, шумно замахав крыльями и, раз за разом, заголосила, зовя кавалеров. В ту же секунду в затопленных джунглях нежной мелодией зазвучал голос селезня!

«Жвяк, жвяк, жвяк» – нежно звал он невидимую подругу.

«Кря, кря, кря» – отвечала уточка, пытаясь плыть на встречу, но противная верёвка не давала ей это сделать. Наконец, природный инстинкт взял верх над врождённой осторожностью. Послышался недалёкий всплеск, и, охваченный желанием, селезень, ещё не видимый, но хорошо слышимый, стал приближаться.

Напряжённо смотрю, через кусты, ориентируясь на звук, и наконец, замечаю летящего селезня! Подсадная «сыплет» осадку за осадкой, слыша приближающегося жениха. Увидев подругу, кавалер камнем падает к её «ногам».

Николаю мешает куст, за который заплыл хитрый селезень, но Пётр его хорошо видит! Выцеливает, заранее приготовившись. Громом, звучит выстрел, оставляя на водной глади добытого селезня. Счастливчик достаёт из воды свой трофей, сияя, как начищенный самовар!

И словно посветлело вокруг! Дождь уже не донимал своей монотонностью! Забыв про мокрую одежду, замираем в своих укрытиях. Проходит минут пятнадцать, но утка так и не начинает работать. Видно, что она вымокла и ей не до любви. Вытаскиваю её на берег наводить «марафет», а сам возвращаюсь в укрытие и берусь за манок…

«Кря, кря, кря» – зову новых кавалеров, пытаясь подражать утке. Минутная пауза, снова имитирую утиный зов…

«Жвяк, жвяк» – отозвался робкий голос, неподалёку, в затопленных кустах.

«Кря, кря» – зову в ответ. Отвечает, но не торопится показаться на глаза!

«Кря-кря, кря-кря-кря-кря» – имитирую осадку.

«Жвя, жвя» – уже намного ближе!

Нервы уже накалились до предела, а утиный «профессор» словно издевался над нами! Что-то настораживало селезня: то ли недавний выстрел, то ли фальшь выдуваемая манком.

Утка усевшись на кочку, мирно дремала, не обращая внимания на нашу дуэль. Поняв бесполезность этого занятия, оставляю друзей и тихо удаляюсь вперёд на разведку.

Через триста метров нахожу замечательный разлив, окружённый кустами. Быстро возвращаюсь за ребятами, чтобы поменять место засады. Ребята занимают указанные места, маскируются и замирают в ожидании. Беру вторую утку и высаживаю в пятнадцати метрах от берега так, чтобы обоим было удобно стрелять. Быстро возвращаюсь в своё укрытие, по пути обращая внимание на маскировку каждого из них. Идеально! Сам замираю за кустом в прибрежной траве.

После долгой паузы утиные «позывные» льются живительным бальзамом на мои уши! Отклик «профессора» прозвучал с того же места. Но что это? Неужели летит? Смотрю между кустами, за спиной Петра, ожидая появления селезня.

И вот он, вылетает из кустов прямо над его головой! Делает вираж влево и пытается сесть, выпустив оранжевые лапки. Затаив дыхание, жду его посадки.

«Бах» – грянул сбоку неожиданный выстрел! Напуганный кавалер, часто замахав крыльями, взмыл вверх. Второй и третий выстрелы прошли мимо.

Николай не выдержал! А стоило пару секунд подождать, и селезень был бы наш! Устраиваю разбор полётов, указывая на его ошибки и несдержанность! Звучат слова покаяния, на этом урок считаем законченным. Снова меняем позицию, уходя через ручей на противоположный берег. Но он оказывается непроходим из-за глубокого противопожарного рва. К тому же, местность открытая, незамеченным не подобраться! Зато на огромном плёсе, диаметром около пятисот метров, уток было видимо, не видимо!

Прижавшись к мокрой земле, не обращая на льющий дождь, мы с замиранием сердца наблюдали завораживающее зрелище. Сотни уток разных пород плавали, сбившись в стаи! Тут были свиязи, чирки-трескунки, широконоски и, конечно же, кряковые! Полюбовавшись несколько минут, возвращаемся назад.

«Га-гак» – раздалось впереди.

- Гуси! – прошипел я ребятам.

Все, как по команде присели, подняв головы вверх. Стая белолобых, голов сорок, летела над верхушками кустов, извиваясь змейкой. Ровно над тем местом, где Колька промахнулся по второму селезню. Далеко!

Проводив взглядом удаляющихся гусей, встаём и идём дальше. Снова форсируем разлившуюся речушку. Проходим залитые водой кусты, где недавно охотились и забираем влево. Где-то за кустами, спрятанная от глаз, утиная заводь.

Наконец, через переплетенье ветвей угадывается большое зеркало воды. За кустами небольшая бровка, заросшая высокой, прошлогодней травой.

Маскируемся в ней, стараясь не издавать лишнего шума. Подсадную открыто не выставить! Испугаешь всех уток! Благо у меня имелись свинцовые грузила, как раз для такого случая. Беру грузило, подсадную в руки и кидаю вперёд и вверх. Утка замахав крыльями, мягко приземляется на воду в десяти метрах от нас. Селезень, привлечённый внезапным появлением утки, тут же поднялся на крыло и полетел в нашу сторону. Но не долетев метров пятьдесят, сел и стал звать подругу к себе. Утка молча смотрела на него, не проявляя интереса.

Тихонько достаю вторую из стоящего рядом ящика и пускаю с противоположной стороны бровки. Потревоженная утка подаёт голос. Вторая отвечает ей. Так, не видя друг друга, они начинают перекликаться. В то же мгновение, к утке, словно тени, подсаживаются чирки. Но не просидев и нескольких секунд, взмыли вверх и нежно потрескивая, удалились в противоположный конец разлива.

Меж тем, селезень медленно стал приближаться. Коля взял его на прицел, терпеливо выжидая, когда расстояние сократится, для уверенного выстрела.

Промахнувшись первый раз, второго он позволить себе не мог. Вот он появился между затопленных кочек, подозрительно смотря на утку. Неожиданно грянул выстрел, заставив невольно вздрогнуть. Свинцовая дорожка перечеркнула селезня, заставив забить крыльями о воду. Снова взметнулся фонтан брызг одновременно с прозвучавшим выстрелом. И подраненная птица затихла навсегда.

На этом предлагаю поставить точку! Ребята дружно соглашаются. Поздравляю каждого с полем! Несмотря на капризы погоды, охота состоялась!

Дмитрий Васильев

(фото автора)