Три егерьских сына – Вовка, Толик и Сашка Казаковы – сидели у голубятни на лавочке, ожидая Кольку. Сегодня они договорились идти на рыбалку с ночёвкой. Бушуй - пегий гончак - радостно залаял, услышав шаги приближающегося Кольки. Наконец, вся команда была в сборе. Проверив снасти и убедившись, что ничего не забыто, ребята присели на дорожку…

- Чего расселись, охотнички! Там мясо гуляет, а они сидят! – крикнула сыновьям мать, возвращавшаяся с речки после стирки белья.

- Какое мясо? – переспросили, не понимая, ребята.

- Какое! Кабан в поле ходит! А вы и носом не ведёте!

- Где?

- У речки, за деревней!

Вовка пулей влетел на крышу голубятни и, оглянувшись по сторонам, увидел жирующего кабана. Зверь спокойно пасся на середине поля, скусывая длинным рылом метёлки овса.

- Ну, что там? – задрав головы, нетерпеливо крикнули стоящие внизу ребята.

- Одиночка. За Дробиловкой, среди поля! – отрапортовал Вовка, показывая пальцем в сторону увиденного кабана.

План охоты возник мгновенно!

- Значит, так! – протянул задумчиво Вовка.

- Мы втроём – Коля, Толик и я – побежим на номера! Отрежем его от леса! А ты, Санька, пойдёшь от реки в загон! – обратился он к младшему брату.

- Я? Я не хочу! – пытался возражать десятилетний Сашка.

- Не дрейфь, Казачёнок! Возьмёшь одностволку и поползёшь к кабану, чтобы сразу тебя не увидел! Скорее всего, он тебя испугается и побежит в лес, а там мы его встретим! – нетерпящим возражения голосом сказал старший брат.

Когда план охоты был разработан, все разбежались по домам за ружьями. Через десять минут все стояли в назначенном месте, переводя дух.

- Пора! – скомандовал, отдышавшись Вовка.

Маленький отряд бесстрашных ребят рванул в сторону леса по дороге, огибавшей овсяное поле. Оставленный в загонщиках Сашка, угрюмо смотрел на убегающую по пыльной дороге троицу, мысленно ругая братьев за то, что втравили его это опасное занятие. Рыжая пыль улеглась на своё место, словно потревоженный дворовый пёс. Сашка, тяжело вздохнув, шагнул в, начинающий желтеть, овёс. Холодная сталь ружья придавала парню уверенности и отгоняла страшные мысли. Ему жутко не хотелось подходить к проклятому кабану, но подвести братьев ему хотелось ещё меньше! Тем более, признаться им в своем страхе! Это неминуемо привело бы к постоянным насмешкам и подколкам! Поэтому Сашка неуверенно шёл вперёд, крепче сжимая одностволку, спотыкаясь и путаясь в стеблях овса.

- Ну, когда же ты появишься?! – злобно шептал себе под нос вспотевший Сашка.

В какой-то момент злоба и обида взяла верх над его страхом. Уже увереннее он продвигался вперёд, взяв ружьё наизготовку, ища взглядом кабана.

Наконец, вдалеке, на жёлто-зелёном фоне поля он заметил горбатую, чёрную спину жирующего секача! Сашка увидев зверя, быстро сел на корточки, спрятавшись за стеной овса. Медленно подняв глаза над овсяными метёлками, затаив дыхание, он смотрел на чавкающего кабана, пытаясь унять выпрыгивающее из груди сердце.

Секач шёл параллельным курсом в его сторону, огибая справа. Наклоняя на бок длинное, мохнатое рыло, он срезал на ходу овсяные метёлки и громко чавкая, пережёвывал их мощными челюстями.

Сашку охватил охотничий азарт и, забыв про недавний страх, по- пластунски пополз к кабану. Ему казалось, что он бесстрашный разведчик, во вражеском тылу, выполняющий важное военное задание! От выполнения которого зависят сотни, а может тысячи жизней! И не выполнить это задание, он не имеет право! С этими мыслями он упрямо полз вперёд, раздвигая стебли овса длинным стволом Ижевской курковки.

Временами он останавливался перевести дыхание и послушать, но стучавшее в груди сердце, эхом отдавалось в висках, заглушая любые звуки!

В конец выбившись из сил, Сашка решил посмотреть, где находится секач. Подняв голову из овса, он увидел в двух метрах перед собой жующего секача!

Внезапное появление друг перед другом, было для двоих полной неожиданностью! Застигнутый врасплох секач, громко ухнул от страха, подскочил на метр вверх и, испустив невообразимую вонь, рванул в спасительный лес.

В ту же секунду, Сашка, издав истошный вопль, кинулся в противоположную сторону. Он летел, словно ураган, забыв про ружьё, стоящих на номерах братьях, про стыд и важное задание! Лишь бы дальше от этого поля, кабана, в деревню, в объятия матери – прочь от этого ужаса! Он бежал, не чувствуя земли под ногами, только липкий, холодный страх, железной хваткой сдавил горло, сковав его голос! Он хотел кричать, но перекошенный от ужаса рот, издавал лишь хрипящие звуки! Сашка продолжал бежать, беспорядочно махая руками перед собой, выкатив из орбит, без того большие карие глаза…

Стоящий крайним Колька, услышал шум приближающегося кабана, приготовился к выстрелу, но в последний момент секач отвернул вправо, пройдя, незамеченным заросшей бурьяном, низиной.

- Ушёл! – раздосадовано крикнул стоящим дальше по дороге ребятам Колька.

- Пошли домой! – призывно махнув рукой, указал направление в сторону деревни…

Заслышав приближающихся мальчишек, привязанный на цепь Бушуй, забасил, встав передними лапами на крышу будки. Скрипнула калитка, запуская гомонящих ребят во двор. Увидев чёрного, как тучу отца, ребята почувствовали неладное!

- Что случилось с Сашкой!? Мне кто-нибудь может объяснить? – выпалил разгневанный отец. В воздухе повисла немая пауза, длившаяся несколько секунд.

- Вовка, Толька! Вашу мать! Я у вас спрашиваю!

- Пап, мы это, Сашку в загон отправили… – дрожащим голосом промямлил побелевший Вовка.

- Всех троих, пороть буду! До тех пор пока Сашка не заговорит! – закричал отец, выслушав до конца его рассказ.

- Охотники хреновы! Вы хоть понимаете, что вы натворили?! – не унимался рассерженный отец.

- Послали десятилетнего пацана на секача! А если бы он его на клыки поднял? Вы об этом не подумали?

- Мы ему одностволку дали – оправдывался Вовка.

- А если бы он кого-нибудь из вас подстрелил? Или вы в него попали...

Ребята на миг, представив эту страшную картину, ощутили всю серьёзность сложившейся ситуации и непросительную безответственность, с которой они отнеслись к своему брату и собственной безопасности!

Слава Богу, через несколько часов к Сашке вернулась речь, но эти часы были самыми тяжёлыми и жуткими в их жизни! Словно острым ножом врезались в память слова отца, запомнившиеся им на всю жизнь! Почти пятьдесят лет минуло с той поры, много было удачных и не очень охот! Но правила безопасности и взаимной подстраховки они соблюдали строго!

Дмитрий Васильев

© фото автора