Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Охота

Мелкий, редкий дождь капал на лобовое стекло, смывая с него севшую рыжую пыль. Сквозь серые кучевые облака золотыми лучами пробивался солнечный свет. Ветер, гуляя в зелёных сосновых верхушках, уносился ввысь. Он разгонял серые массы, постепенно подмешивая синюю акварель в небесную палитру. Иногда солнечный свет смешивался с каплями дождя, от чего горизонт казался радугой разноцветных красок! Всё словно заискрилось, засияло вокруг, создавая атмосферу праздника!

В душе творилось тоже самое! Серые мысли переживаний и забот постепенно разгонялись солнечными улыбками и тёплым общением старых друзей. Все были в предвкушениии долгожданного праздника на лоне природы!

В этот раз открывать сезон по перу меня пригласили под Шатуру. Не зря эти места называют Подмосковной Мещёрой! Так любимый мной сосновый лес здесь очень красив! Вековые сосны утопают в зелёном ковре черничников, серебряные чаши озёр так и просят окунуть в них рыболовные снасти! А восхищённые рассказы Николая о пойманных там десятках крупных окуней еще сильнее бередили разгорячённую душу!

Мы прибываем на место нашей стоянки и тут же надеваем сапоги, чтобы осмотреть предстоящее место охоты.

По словам ребят, воды в этом году больше, чем в прошлые годы. Торфяные карты были залиты водой и разделены узкими полосами суши, поросшей камышом и кустарником. Чистые плёсы с кувшинками и рдестом чередуются затянутыми ряской и тростником, не проходимые ни на лодке, ни пешком. Не вооружённым взглядом видны сотни утиных перьев от чистившихся птиц! То там, то здесь слышны голоса кормящихся уток! Великолепное место, ни чего не скажешь! Удовлетворённые увиденным, возвращаемся в лагерь.

Николаевич с Лёшкой соорудили стол с лавками, внук Денис чистил картошку, кто-то колол дрова, а кто-то окапывал место для будущего костра, под которое положили железный лист. Прекрасно понимая пожарную обстановку, мы приняли все возможные меры безопасности, когда запылал наш костёр, иначе без него это был бы не праздник. Так что совесть наша была чиста! ! А каким был шулюм, приготовленный на костре?! С дымком, да под праздничный «полтинничек», да под нескончаемые разговоры, истории, шутки и смех... Что может быть прекрасней этого!

Незаметно сумерки накрыли наш лагерь тёмной пеленой. Со стороны водоёма доносились кряканье и шум садящихся на воду уток. В этот момент наш разговор, как по команде, затих и тут же продолжился с новой силой. Потом появились карты, а волна веселья и азарта накатила с новой силой. Я же, как не большой поклонник азартных игр, занялся накачиванием резиновой лодки. Николай и Слава делали то же самое. Через двадцать минут маломерный «флот» был в полной боевой готовности. Оставалось дождаться рассвета. После кружки горячего чая мы почувствовали приятную усталость. Пламя костра обволакивало теплом, словно пуховым одеялом. На веки нависла пудовая тяжесть, и мы уснули…

Когда я открыл глаза и посмотрел на светящийся циферблат, времени было 3:50. Рановато, но спать уже не хотелось. Словно тень, появился Николаевич. Он подбросил в тлеющий костёр несколько поленьев и снова растворился в темноте. Дремавший до этого огонь проснулся, затрещал, заалел, разгораясь с новой силой и озаряя спящий лес. Я наполнил прокопченный чайник родниковой водой и повесил его над костром. Скоро он забарабанил ожившей крышкой, пуская белый пар из изогнутого носика. Закипевшая вода полилась на облизывающие языки пламени, и недовольный костер по-змеиному зашипел в ответ, пуская клубы пара, словно старый паровоз. Я снял его с огня и, не теряя времени, начал готовить завтрак. Постепенно все собираются за столом. Чаепитие прерывает первый выстрел, слева от нас. Удивлённо смотрю на часы, на которых было 4:30. Кто стрелял в такой темноте и зачем - для нас так и осталось загадкой.

Охота
Охота

Постепенно горизонт начинает сереть. Выстрелы звучат всё чаще, но все спокойно пьют чай, удивлённо пожимая плечами. Начало шестого – пора! Все, как по команде, выдвигаются на свои места. Только я вылез на маленький островок вслед за Николаем, как из предрассветного сумрака налетела четвёрка кряковых. Ложе мгновенно упирается в плечо, ствол обгоняет первую утку, раздаётся выстрел. « Крякуша» сложив крылья, по наклонной падает в воду! Не останавливая ружья, бью в угон вторую. Утка подломила крылья и упала в воду в трёх метрах от первой, пытаясь уплыть. Пришлось догнать её другим выстрелом. В этот момент из-под ног Николая поднимается кряковая, пытаясь спастись набором высоты. Звучат его выстрелы; первый - мимо, второй выбивает из утки пух, и она падает на чистую заводь в двадцати метрах от нас. Всё происходит за считанные секунды! Мы зарядили ружья и одновременно поздравили друг друга с почином. Денис прыгает в лодку и достаёт из воды битых уток.

Постепенно светлеет. Охотники подгоняли уток, которые маневрировали над водоёмом в поисках укромного места. Мы сделали много выстрелов, но большинство уток остались невредимыми. Я уже не первый раз замечаю, что утки садятся в одно и тоже место. На лодке в то место не пробраться из-за переплетения камышей. Весло целиком уходит в торфяную жижу, до дна не достать. Оставив свою попытку, я решил остаться на месте. Прошло минут тридцать, но я не сделал ни одного выстрела. Налетающие на небольшой высоте утки, игнорировали мой плёс и пролетали над камышом, за которым садились в непроходимой заводи и где их не достать! Я решил вернуться к друзьям. Однако, после нескольких гребков вёслами, слышу свист утиных крыльев. Покрутив головой на триста шестьдесят градусов, я заметил двух кряковых уток прямо над том месте, где стоял минуту назад! Стрелять было бесполезно, да и неудобно! Кричу Алексею и Николаю: « Встречайте, на вас пара пошла!» Через несколько секунд гремят выстрелы, но результата не видно из-за высокого камыша. Неожиданно с заросшего плёса, куда садились на моих глазах утки, поднимается пять кряковых! Бросаю вёсла и хватаю ружьё. Первая из стаи вылетает на плёс метрах в пятнадцати впереди меня. Пытаюсь выровнять лодку и одновременно обогнать стволами цель! Приклад толкает в плечо, одновременно с грохотом выстрела – мимо! Я пропустил трёх, поймал на мушку пятую, обгон и выстрел. Есть! Последняя утка падает на край плёса, подняв тучу брызг! Я вернулся к ребятам; не терпелось размять ноги и поделиться своими успехами.

Солнце показалось над лесом и озарило всё вокруг своим золотистым светом. Весёлыми зайчики заиграли на тёмной, торфяной воде. Из камыша в соседней заводи выплыли четыре лысухи и начали кормиться у его кромки. Дорожка свинцового «дождя» оставляет неподвижной одну из болотных куриц. Остальные, словно тени, исчезают в спасительных травянистых джунглях. Алексей помогает протолкнуть лодку в узкий заросший проход, чтобы я смог достать стреляную лысуху. Подняв битую птицу, я слышу дуплет со стороны Николая. Подраненная кряковая летит прямо на Алексея, и меткий выстрел прерывает её полёт; утка перелетела камыш и упала в нескольких метрах от меня. Красивый выстрел! Я достал молодого селезня из воды и поздравил «виновника» с полем!

Между тем, стрельба постепенно стихает. Мы решили еще немного постоять, поделиться впечатлениям, ну а после возвращаемся в лагерь. И не зря; запоздалая кряковая утка, расправив крылья, "шла" на посадку прямо над Николаем. Прозвучали два быстрых выстрела, и птица падает в воду, словно опавший лист.

Красивое окончание первой зари! Праздник долгожданного открытия состоялся! Каким сезон будет дальше - покажет время! С долгожданным праздником! Всем ни пуха и ни пера!

Дмитрий Васильев

(фото автора)