На охоту — я всегда за! А если зовут поохотиться на кабана — за руками и ногами! Поэтому уже в девять вечера я открывал дверь в дом охотоведа под дружный лай его западносибирских лаек. Крепко обнялись, поприветствовав друг друга. Сели пить чай.

- Припозднился ты, Димон! Садиться поздновато. Хотя, если не устал с дороги, можем прогуляться по полям. Оружие у тебя подходящее, если не сплошаешь, думаю, толк будет. Ну что?

- Иди в баню помойся. В чистое переоденься, я на улице ждать буду, — улыбнулся он, видя мою решимость.

В 22.30 мы с Николаевичем стояли на краю поля с подветренной стороны, наблюдая в бинокли. Поле размером триста на пятьсот метров, засеянное овсом вперемешку с викой, уходило от нас в низину и упиралось в лес, откуда и ожидался выход кабанов. На противоположной стороне в лесу послышался треск, визг, и через минуту кабаны вышли на край поля. В бинокль было видно пять свиней, две из них были с поросятами. У каждой мамаши было по восемь-десять поросят, сосчитать их было сложно, так как они постоянно вертелись возле мамки, то исчезая, то появляясь.

- Это не наши, пусть растут! Наш, видно, на подходе. Будем ждать... Меж тем, кабанья семья постепенно сдвигалась к центру поля, жируя и перехрюкиваясь на своем кабаньем языке.

Наблюдая за перемещением кабанов, я не заметил, как на краю поля, в низине, справа появился кабан. Только что не было и словно из-под земли вырос!

Тронув Николаевича за плечо, жестом показываю на зверя. Прильнув к окулярам бинокля, всматриваясь в сумрак, Николаевич тихо произнес: «Наш клиент!»

Секач долго стоял на одном месте, видимо, прислушивался к передвижениям своих собратьев. Убедившись, что ему ничего не угрожает, принялся стричь овёс, не отходя от края поля.

- Ветер хороший! Пойдёшь краем поля, там набита колея, тише будет! А я здесь постою. Иди!

До кабана было метров триста. Он спокойно кормился, временами замирал, принюхиваясь и одновременно слушая. Когда он снова начал скусывать метёлки овса, я тихо начал движение. Но пройдя с десяток шагов, понял, что в сапогах тихо подойти не получится! Стручки вики трещали под подошвой сапог. Сев на землю, снимаю сапоги. Встав, попытался сделать несколько шагов в шерстяных носках. Получалось хорошо, ступня чувствовала малейшую неровность я, как кот, плавно ступая, стал приближаться к кормящемуся зверю. Слышу чавканье — иду, тишина — останавливаюсь, замирая! Поднимаю карабин, смотрю в оптику.

Кабан тёмным пятном выделяется на фоне светлого овса, рыло опущено, слышу чавканье, крадусь дальше. Постепенно дошел до угла поля, откуда появился секач, но подойти ближе никак не получается! Я к нему, он краем поля, от меня! Срежет овес, пожует на ходу, пройдя десяток метров, задерёт рыло вверх, принюхается, постоит, послушает и опять кормится.

Первый раз в жизни я испытывал такой азарт, схожий по накалу с охотой на глухарином току! Больше восьмидесяти метров подойти не получалось. Или я не так тихо двигался, или секач был очень чуткий и осторожный! В какой-то момент секач перестал жевать, шумно втягивая воздух! Повернулся в мою сторону, настороженно прислушиваясь, подняв большие, пушистые уши-локаторы.

Смотрю напряженно в прицел, видя тёмную голову и уши, растопыренные в разные стороны! Чувствовалось, кабан нервничал, чуя опасность. Ещё секунда, и он сорвётся, в два прыжка добежав до леса!

Навожу красную точку перекрестия прицела между ушей! Затаив дыхание, плавно жму на спусковой крючок. Вспышка от выстрела ослепляет меня! Теряя ориентацию, пару секунд не могу прийти в себя. Руки затряслись, тело бил озноб, зубы выбивали чечётку! Сделав несколько глубоких вдохов, перезаряжаю карабин, двигаясь в то место, где несколько секунд назад, стоял кабан.

Он лежал в том месте, где его настигла пуля. Облегченно вздохнув, сел на добытого мной зверя, чувствуя телом его тепло. Погладив щетину, благодарю Бога за подаренную удачу!

Моргнув фонарём, подошёл Николаевич, положив рядом со мной оставленные в поле сапоги.

- Молодец! С полем! Не плохой секачёк, килограмм сто двадцать будет законно!

- Ну как тебе такая охота?

- Класс! — ответил я, светясь от счастья...

На следующий день мы парились в бане, пили чай на травах под нескончаемые охотничьи истории в кругу таких же страстных охотников, как и я. Время остановилось и казалось счастливей меня нет человека на всём белом свете!

Дмитрий Васильев

© фото автора