Интервью с деканом факультета естественных наук Новосибирского государственного университета, лауреатом Государственной премии РФ, доктором химических наук, профессором Владимиром Резниковым — выпускником НГУ 1977 года

НГУ

Владимир Анатольевич, как, на ваш взгляд, изменился НГУ с ваших студенческих времён до сегодняшнего дня? Что принципиально нового появилось в университете — в его идеологии и образовательном процессе? Какие традиции укрепились и поддерживаются из года в год, из поколения в поколение?

НГУ образца 1970-х от НГУ нынешнего отличается хотя бы тем, что тогда это был университет из другого государства — СССР, отличающегося в первую очередь государственным строем — со всеми вытекающими из этого последствиями. Помимо небольших различий вроде отсутствия в нынешних учебных планах истории КПСС, марксистско-ленинской философии и политэкономии, принципиальнейшим образом изменился менталитет — в большей степени обучающихся и в меньшей — преподавателей.

К сожалению, главный вектор изменений последних десятилетий, с моей точки зрения, связан с общим ростом прагматичности, причём не только и не столько стратегической, сколько сиюминутной. Можно, конечно, вместо слова «прагматичность» использовать термин «целесообразность», но это не одно и то же: первое направлено внутрь, а второе — вне субъекта. В этой связи НГУ, как мне кажется, очень сильно отличается от многих других университетов (и организаций). Если и не все, то очень многие, причём лучшие студенты в НГУ учатся не только потому, что преследуют этим какую-то конкретную цель — например, получение документа об образовании. Они получают удовольствие от самого процесса, им это интересно. А происходит это в первую очередь вследствие того, что таково же мышление большинства преподавателей НГУ, воспитанных в этом же университете.

Таким образом, в НГУ реализуется преемственность отношения всех участников образовательного процесса к своей работе, к учебной деятельности, как к «форме существования белковых тел», то есть как к естественному и необходимому жизненному процессу, приносящему радость и придающему смысл бытию. Отличительной и очень приметной деталью отношений «ученик — учитель» в НГУ была и остаётся демократичность этих отношений, когда профессор не ментор, не гуру, а коллега, готовый на равных обсуждать со студентом проблемы изучаемого предмета.

Расскажите о приоритетных задачах, которые стоят перед вами как деканом факультета естественных наук.

Как декан, я исхожу из позиции, что главное направление деятельности даже исследовательского университета — учебный процесс, и общий (достаточно высокий!) уровень образования — необходимый атрибут выпускника НГУ, даже если он к моменту выпуска имеет достаточное количество научных публикаций для немедленной защиты кандидатской диссертации. В этой связи, первое, что я должен обеспечить, — это реализация учебного процесса на максимально высоком уровне, начиная с работы по организации набора наиболее мотивированных и способных абитуриентов. Эта работа проводилась, проводится и будет проводиться всегда — совершенствуются только её формы.

Университету и, возможно, в первую очередь факультету естественных наук в каком-то смысле повезло с тем, что в непосредственной близости от него (и не только территориально) расположено много академических институтов, которые берут на себя очень большую часть образования, связанную со становлением выпускника как грамотного исследователя. Имеется в виду научная работа студента. Но для того, чтобы студент был хорошо подготовлен к исследовательской работе, именно в стенах университета необходимо иметь современное научное оборудование для его использования в учебном процессе уже с первого года обучения. За последние несколько лет приборную базу факультета удалось кардинально улучшить благодаря участию университета в ряде крупных проектов, последние из которых, реализуемые и в настоящее время — «НИУ НГУ» и «5-100». Одновременно с этим удалось заметно расширить количество и качество используемых в учебном процессе учебно-методических материалов, авторами которых явились сотрудники факультета.

Одним из вызовов в настоящее время являются планы по вхождению НГУ в лучшую сотню университетов мира. И одно из направлений работ в этой связи — интернационализация университета. Это означает, что нам необходимо сделать всё необходимое для реализации образовательного процесса с прицелом на иностранных студентов (магистрантов, аспирантов), начиная с разработки англоязычных образовательных программ, включая рекрутинг иностранных обучающихся и организацию обучения на английском языке, и заканчивая юридической проработкой вопроса о выдаче документов об образовании вуза РФ иностранным гражданам, обучавшимся по стандартам, разработанным непосредственно в НГУ, а не по ФГОС.

НГУ

В этой связи следует упомянуть довольно крупный проект, выполняемый НГУ совместно с Хэйлунцзянским университетом (г. Харбин, КНР). Цель проекта — реализация учебного процесса по шести направлениям (химия, биология, физика, математика, экономика, юриспруденция) в рамках совместного Китайско-российского института (КРИ), созданного на базе Хэйлунцзянского университета. В КРИ обучаются граждане КНР — сейчас более 700 студентов, но преподавание всех базовых дисциплин ведётся на русском языке преподавателями НГУ. Как обычно в НГУ, всё в этом проекте начиналось с факультета естественных наук; два из указанных направлений подготовки имеют к нему непосредственное отношение, а мне, как его декану, приходится быть и содиректором КРИ с российской стороны. Сейчас на нашем факультете учатся первые десять магистрантов Хэйлунцзянского университета — граждане КНР; на других факультетах их пока нет.

Есть ли событие, персона, научная дисциплина или что-то другое, что для вас крепко ассоциируется с НГУ?

Таких людей в моей жизни было несколько. Первое знакомство с НГУ у меня состоялось, когда я учился в 9 классе в городе Фрунзе. В тот день было награждение победителей республиканской олимпиады школьников. Всё происходило в большом конференц-зале местного политехнического института. Выступала представитель НГУ Майя Филипповна Могилевкина — маленькая хрупкая женщина, которая пронзительным голосом заявила, что для поздравления победителей ей микрофон не нужен, чем потрясла всю огромную аудиторию.

Очень памятен мне профессор Волштейн, который преподавал курс неорганической химии. Это был классический профессор, какими их изображали в старых советских фильмах. Чтобы проиллюстрировать понятие «амальгама», он начал речь следующими словами: «Когда я покупал свои очередные золотые часы, то в инструкции прочитал — беречь от попадания ртути. Это потому, что золото в ней растворяется».

Было и много других выдающихся преподавателей, память о которых сохраняется всю жизнь. Чего, например, стоит профессор Володарский, устраивавший настоящие шоу на лекциях по органической химии. Куда там современным эстрадным мастерам слова! И вообще, каждый настоящий преподаватель всегда настолько предан своему делу, что нежелание студента учиться воспринимает как личное оскорбление. Запомнилась фраза того же Володарского в связи с тем, что Новосибирск посещал дважды нобелевский лауреат Лайнус Полинг. Он давал лекцию в ДК «Академия», и часть студентов вместо лекции по органической химии отправилась смотреть на «живого нобелевского лауреата». Фраза была такая: «Не понимаю, зачем студентам тратить своё время на что попало. Я рассказываю вещи существенно более небанальные и, главное, безусловно более полезные». Таких примеров очень много, и подавляющее их большинство связано именно с преподавателями — яркими самобытными личностями, настоящими энтузиастами своего дела.

Сегодня университет нацелен на внедрение англоязычных программ, на привлечение талантливых учёных и преподавателей, в том числе из-за рубежа. Чем, по вашему мнению, НГУ может быть наиболее интересен зарубежным коллегам?

Мне кажется значительно более важным, чтобы НГУ стал более привлекательным для учащихся из-за рубежа, а не для уже состоявшихся учёных, хотя первое отчасти связано со вторым. Явное конкурентное преимущество НГУ перед многими российскими и зарубежными вузами — это неразрывная связь образования и науки. Речь идёт не только о том, что исследовательская работа, по крайней мере, на естественно-научных направлениях подготовки, является очень весомой частью учебного процесса, но и о том, что практически все наши преподаватели — не профессиональные педагоги, а действующие исследователи. Вследствие этого обучающиеся получают знания практически из первоисточника — от людей, которые эти знания добывают. А неформальные контакты с этими людьми позволяют каждому студенту найти своё уникальное место в будущей исследовательской работе.

В этой связи университет способен создавать очень широкий спектр образовательных программ, нацеленных на наиболее актуальные, приоритетные направления науки. Кроме того, в распоряжении НГУ есть приборная база практически всего Сибирского отделения РАН — может быть, и не самая современная, но очень широкая. Это позволяет проводить исследования в самых разных областях науки, в том числе и междисциплинарного характера.

А наиболее интересным и инновационным для зарубежных коллег «продуктом» НГУ являются наши выпускники в силу их высокой профпригодности и мотивированности к исследовательской работе. Я имею в виду не только кругозор, но и раскрепощённость ума в хорошем смысле. Этих выпускников охотно принимают в аспирантуры зарубежных университетов и будут делать это ещё охотнее с повышением их уровня владения английским языком. Поэтому необходимо создавать распределённые лаборатории с участием учёных НГУ, признанных лидеров из-за рубежа и аспирантов — выпускников НГУ.

Очень полезным представляется налаживание контактов НГУ с ведущими зарубежными университетами с тем, чтобы студент НГУ (неважно, россиянин или иностранец) мог обучаться и работать одновременно в нескольких университетах, возможно с получением двух-трёх дипломов одновременно.

Насколько сейчас развито межфакультетское взаимодействие? Ведутся ли мультидисциплинарные исследования, объединяющие представителей разных факультетов?

Самое очевидное, что объединяет все факультеты, — это принцип, что каждую дисциплину должен преподавать профессионал именно в этой дисциплине. Смешно, когда физику химикам преподаёт химик или даже когда физхимик преподаёт органическую химию или молекулярную биологию. Поэтому преподаватели организационно привязаны к факультету по профессиональной принадлежности, а работают они на тех факультетах, где их профессиональные навыки востребованы. Кроме того, индивидуальные образовательные траектории в НГУ трактуются достаточно свободно, и студенты, например ФЕНа, могут выбрать спецкурс, читаемый на физфаке, а в магистратуре кафедры информационной биологии могут обучаться выпускники физфака.

Что же касается научной деятельности, то можно вспомнить историю — основное преимущество Академгородка в Новосибирске всегда заключалось в том, что институты СО РАН близко расположены не только территориально: традиционно существовала и реализовывалась возможность проводить исследования междисциплинарного характера с использованием мощностей различных институтов. До некоторой степени эта ситуация сохранилась, и потому у студента-дипломника часто бывает двое руководителей — сотрудники разных институтов, не обязательно одного профиля. В этом смысле НГУ выполняет и сближающую функцию. В этой ситуации нет необходимости жёстко регламентировать межфакультетское научное сотрудничество посредством каких-то формализованных структур. Наиболее эффективным путём научной кооперации являются такие структуры, как НОЦ (научно-образовательные центры), существующие формально при том или ином факультете, но в работе которых могут принимать участие разные факультеты и институты Новосибирского научного центра.

Галина Казарина

(фото предоставлены пресс-службой НГУ)